«Не знаю, жив ли он»: что произошло с экс-главой Интерпола

Жена экс-главы Интерпола Мэн Хунвэя заявила, что ее мужа, о пропаже которого во время поездки в Китай стало известно 5 октября, возможно, уже нет в живых. Китайские власти ранее подтвердили задержание чиновника, о его дальнейшей судьбе до сих пор ничего неизвестно.

Грейс Мэн — супруга экс-главы Интерпола Мэн Хунвэя — заявила в интервью Би-би-си 19 октября, что ее муж, возможно, уже мертв.

«Я считаю, что это политическое преследование. Я не знаю даже, жив ли он. Они жестоки и готовы пойти на все», — сказала Грейс Мэн, которая до сих пор находится в шоке от произошедшего.

Она также поведала журналистам, что с момента исчезновения мужа и до сих пор она получает звонки с угрозами. Ранее она говорила журналистам, что с момента задержания мужа ей стали поступать звонки с угрозами, а ее оппоненты говорили на китайском языке.

«Слушай, но ничего не говори. Мы придем двумя группами, двумя рабочими группами только за тобой… Мы знаем, где ты находишься», — передавала она содержание одной из бесед с незнакомым мужчиной.

Хотя семья экс-президента международной полицейской организации на данный момент находится под защитой полиции Франции, Грейс Мэн уверена, что некие «агенты» идут за ней.

Примечательно, что исчезновение главы Интерпола в мировых СМИ уже сравнивают с исчезновением и возможным убийством журналиста из Саудовской Аравии Джамаля Хашукджи.

«В каком еще миропорядке глава Интерпола может исчезнуть средь бела дня, а известный в мире журналист пропадает на глазах своей невесты?» — задается риторическим вопросов обозреватель телеканала CNN Ник Робертсон, который называет США «плохим полицейским», который решил отдохнуть от дел.

Между тем, несмотря на озабоченность делом журналиста, президент США Дональд Трамп ни словом не обмолвился об исчезновении Мэн Хунвея, хотя США — член Интерпола.

Загадочная история Мэн Хунвэя

О пропаже главы Интерпола Мэн Хунвэя стало известно в первых числах октября после того, как французская полиция сообщила о начале расследования по факту его исчезновения.

Тревогу о пропаже президента международной организации забила именно Грейс Мэн. По ее словам, в конце сентября Мэн Хунвэй отправился в небольшой отпуск на родину — в Китай. 25 сентября в одном из мессенджеров Грейс получила сообщение от мужа с текстом «Жди моего звонка». Через четыре минуты пришло еще одно сообщение с эмодзи, изображающим нож. После этого международный чиновник перестал выходить на связь.

Жена главы Интерпола уверена: с помощью картинки муж пытался сообщить ей, что он в опасности. Не зная обстоятельств происшествия, французская полиция уже тогда взяла под охрану семью Мэн Хунвэя. В то же время СМИ стали сообщать, что 

Мэн Хунвэй был задержан правоохранительными органами КНР сразу после его приезда в страну.

Эту информацию быстро подтвердили и официальные китайские власти после того, как Интерпол запросил официальную информацию о его статусе.

7 октября министерство общественных связей Китая опубликовало заявление, из которого следует, что глава Интерпола был задержан по подозрению в «серьезных преступлениях».

Реакция Интерпола оказалась неожиданной. В тот же день в международной организации уголовной полиции заявили, что Мэн Хунвэй подал прошение о сложении своих полномочий президента организации. Прошение было незамедлительно утверждено генеральным секретариатом Интерпола.

Исполняющим обязанности главы международной полиции стал Ким Чон Ян из Южной Кореи. Выборы нового главы организации пройдут во время Генеральной Ассамблеи организации, которая начнется 18 ноября. Нового президента изберут на срок в два года.

Наказание за ошибки прошлого

Мэн Хунвэй родился в Харбине, в провинции Хэйлунцзян в северо-восточной части Китая, в ноябре 1953 года. Закончил юридический факультет Пекинского университета. В 1975 году он вступил в Коммунистическую партию Китая и начал делать карьеру в государственных органах, его карьера в силовых структурах продолжалась около 40 лет.

До того как занять пост главы Интерпола, Мэн Хунвэй занимал посты замминистра общественной безопасности (аналога МВД) и главы береговой охраны у себя на родине. Тем не менее, публичной фигурой он никогда не был.

Как отмечает главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ломанов, хотя в КНР Мэн Хунвэй занимал достаточно высокий пост, о нем мало писали в СМИ.

Однако это не помешало Мэн Хунвэю стать первым китайцем, которому удалось получить назначение на пост президента Интерпола, что произошло в 2016 году. Срок его полномочий на этом посту должен был истечь в 2020 году. Стоит отметить, что против его назначения в 2016 году протестовали многие международные правозащитные организации.

«Приход Мэн Хунвэя — тревожный звонок, учитывая, что Китай многие годы использует Интерпол для задержания за рубежом диссидентов и беженцев», — отметил тогда глава дальневосточного отделения Amnesty International Николя Бекелан.

Для Пекина назначение гражданина КНР на столь высокий пост в международной организации принесло не только имиджевые дивиденды, но и материальные.

Китай активно пользуется правом объявлять в розыск по линии Интерпола бежавших из страны диссидентов и коррупционеров.

Стоит отметить, что в то время когда Мэн руководил Интерполом, ведомство выдало так называемый «красный циркуляр» на задержание китайского миллиардера Го Венгуя, которого власти обвиняли в уголовных преступлениях. Сам Го заявлял, что его преследуют за политическую деятельность.

В июне нынешнего года сообщалось, что китайские власти в рамках антикоррупционной кампании «Небесная сеть» (Sky Net) задержали и вернули на родину более четырех тысяч беглых преступников, которые скрывались в 90 странах мира. Среди них 825 бывших государственных служащих и 52 человека из списка самых разыскиваемых в Китае преступников, в отношении которых были выданы «красные уведомления» Интерпола.

В том числе благодаря действиям международной полиции Пекину удалось вернуть около 10 млрд юаней (приблизительно $1,58 млрд), незаконно вывезенных из страны.

По иронии судьбы главные обвинения, которые китайские власти сейчас предъявляют бывшему главе Интерпола, — взяточничество и коррупция.

Однако задержание Мэн Хунвэя может носить и политические мотивы. Дело в том, что экс-президент Интерпола с 2004 года был заместителем министра общественной безопасности Чжоу Юнкана — одного из главных политических оппонентов председателя КНР Си Цзиньпина.

Его уголовное преследование началось почти сразу после прихода к власти в Пекине нынешнего председателя КНР. В итоге Чжоу Юнкан стал первым чиновником столь высокого ранга, который был осужден за коррупцию. Сейчас он отбывает пожизненное заключение.

В официальных выступлениях чиновники различного уровня и даже сам Си Цзиньпин регулярно заявляют о необходимости «избавиться от наследия» Чжоу Юнкана. Возможно, частью этого «наследия» оказался и Мэн Хунвэй.

Куда смотрит Интерпол

После предъявления обвинений Мэн Хунвэю Интерпол не выразил каких-либо возражений и даже не попытался заступиться за своего руководителя.

Александр Ломанов не исключает, что китайские власти могли поделиться с Интерполом обстоятельствами дела чиновника, и организация сочла «благоразумным отстраниться» от ситуации: «Чтобы решиться на задержание международного чиновника такого уровня, надо иметь веские доказательства», — говорит «Газете.Ru» эксперт.

При этом два года назад, когда китайский чиновник был выбран главой международной полиции, организации вряд ли было известно о каких-либо правонарушениях с его стороны.

Эксперты, знакомые с практикой работы Интерпола, рассказывают, что все кандидаты проходят тщательную проверку до того, как занять ту или иную должность. «Туда приходят действующие полицейские, проверенные-перепроверенные», — говорит «Газете.Ru» один из бывших сотрудников МВД России, знакомый с ситуацией в Интерполе.

Более того, Мэн Хунвэй, будучи замминистром общественной безопасности, был одним из главных руководителей антикоррупционной кампании Китая, неизменно демонстрируя свою лояльность Си Цзиньпину.

«Политика — прежде всего, партия — прежде всего, идеология — прежде всего. Вот фундаментальный принцип миротворческих сил», — заявлял он в 2014 году, выступая перед китайским миротворческим контингентом, направленным для работы за рубеж.

Учитывая, что Мэн представлял КНР, а государство отвечало за его репутацию, Ломанов предполагает, что возможные злоупотребления со стороны чиновника вскрылись позже.

При этом эксперт называет случай задержания Китаем международного чиновника «уникальным»: «Это означает, что в борьбе с коррупцией запретных зон нет. Китайское руководство настойчиво демонстрирует, что никто не может быть выше закона», — говорит Ломанов и добавляет, что борьба с коррупцией «стартовала на полных оборотах».

Добавить комментарий